egil_belshevic (egil_belshevic) wrote,
egil_belshevic
egil_belshevic

Иногда я балуюсь литературой. Невзирая на её сопротивление

(рабочее название - "Бог из истребителя")

Среда, 12:00-15:00, Москва

    - Вот все запрошенные бумаги,- Иосиф Химмельрайх по прозвищу "Ястреб" положил кейс на стол начальника. - Проблем мне не создавали.
    Генерал, поблагодарив теплее, чем фактически курьерское задание того стоило, немедля отправил "дипломат" с его содержанием на изучение юристу. Дальше это дело Ястреба не касалось и не особенно и интересовало, но по лицу начальника было видно, что вместо возвращения к обычной лётно-командной работе его ждёт что-то большое и наверняка нехорошее. Что ж, служба у генерала была такая, что с хорошими сторонами жизни он дела имел мало. Врагов у Великой России было ровно в сто раз больше, чем друзей - последние исчерпывались сокращениями ФСБ и ГРУ. Великим всегда завидуют, а Россия являлась  крупнейшим государством мира и намеревалась им и остаться.
    - Как погода в Лондоне? - вопрос был не совсем праздный. Генерал по кличке Песец (данной ему подчинёнными, как пилот правильно догадывался, с наводки самого генерала) наверняка узнал, какая, перед задаванием вопроса, но интересовался состоянием духа подчинённого и соответственно - как ему преподносить дальнейшее. Так что стоило отвечать просто по настроению, а не с учётом разных факторов отношений и обязанностей. Ястреб не первый день работал с генералом и знал, что тот не обидится на хаяние его любимого города - толерантность Песца в делах, не связанных с работой, была близка к абсолютной. Так что он ответил весьма уничижительно, добавив, что единственный Лондон, который он бы с удовольствием посетил, существует только в наших фильмах про Шерлока Холмса. Генерал хмыкнул.
    - Ну вот так они и живут и не парятся, словно маленький Стамбул,- заметил он и, выдержав совсем не театральную паузу, вытащил из под стола небольшую карту газопроводов России. В углу её, как положено, красовалось сильно приукрашенное изображение Путина в лавровом венке. Могучая волосатая грудь словно смотрела на зрителей собственным испытующим взором, затеняя взгляд мудрых глаз.
    - Наши люди сообщили об активности эстонской разведки вокруг крупнейшего газового месторождения на Ямале "Нано-0,0001" у моря. Вооружившись гугльмапом и Википедией, они пытались выяснить слабые точки месторождения. К сожалению, шпионы успели скрыться на подлодке, и как подтверждено - эстонская подлодка действительно на три недели в это время исчезла из своей стоянки, и она неделю назад пропала снова. Также выяснилось, что эстонцы попросили дать взаймы на этот уик-энд оба латвийских транспортных самолёта и все сто литовских парашютов, пообещав заплатить за возможные повреждения. Что-то по малому им дала и Польша. Наши агенты там же ничего не знают или по каким-то причинам не сообщают. Вся эта активность - на фоне очередной инициативы ЕС против братской, несмотря на её враждебность к нам, Белоруссии, с угрозой ввода польских войск для защиты полонизированных повстанцев в районе Гродно. Что скажете?
    Немедленного ответа не требовалось - Ястреб не был ни экспертом, ни аналитиком. Но как раз поэтому и не было нужды тянуть - спрашивали не его совета, а как он мыслит на основе предложенной вводной. Однако она выглядела очень уж просто.
    - Величие России основано на газе,- начал с очевидности пилот. - Тем самим, нанеся удар по нашему новому крупнейшему месторождению, наши враги хотят этому величию навредить. Не имея газовой мощи, мы утратим свои позиции на международной арене - и это облегчит им продавить через ООН решение о вторжении в поддержку белорусских мятежников, поскольку мы - единственная страна, способная и желающая наложить на это вето. Не то чтобы они не могли обойтись без ООН, но Польша - не Америка с Китаем, плевать на всех хотела бы, да потом ей припомнят самовольство. Кроме того, без санкции ООН они не могут быть спокойны за наше невмешательство, а у нас армия хоть и не под стать польской, но нанести им потери в живой силе может - а этого перед выборами в Польше им совсем не надо. Поэтому ляхи хотят временно вывести нас из политической игры, причём чужими руками, чтобы развести наш гнев по разным направлениям. Мы их и так уже сильно не любим, слишком туго натянешь - может лопнуть.
   Генерал кивнул. - Есть такое,- подтвердил он. - Но вы знаете, что простота хуже воровства - ведь это нам газеты каждый день напоминают, чтобы мы сознавали, что мы самие умные и неважно, что вокруг воруют. - Иногда шуточки генерала выходили за рамки дозволенного, но у каждого свои недостатки. Однако шеф очевидно намекал, что пилоту ещё до чего-то надо додуматься.
    Мыслей в голове Ястреба было не слишком, но в конце концов, профессия приучила его быстро оценивать обстановку. Итак, нападение на "Нано-0,0001"... Россия теряет газовый рычаг... собственно, почему теряет, это хоть и крупнейшее, но отнюдь не единственное оставшееся месторождение? Но цель всё равно лишить этого рычага, ибо другого у России просто нет... Он придвинул к себе карту. Черех несколько секунд он обрадованно поднял глаза.
    - Лучше поздно, чем никогда,- деланно отеческим голосом возвестил Песец.
    - В России осталось с двадцати действующих месторождений. Так что толку взорвать одно? Остальные поднатужатся и увеличат производство... Более того, это не даст немедленного экономического эффекта, а им нужно срочно, да чтобы дошло до прекращения поставок и несоблюдения контрактов. Удар по одному месторождению - лишь болезненный укол, а не нокдаун. Следовательно, атака на "Нано-0,0001", если она вообще состоится, будет лишь отвлекающим манёвром. А настоящая слабая точка России - узел газопроводов с компрессорной станцией в Грязовце. Вот там-то нам можно устроить блицкриг со жутким политическим исходом.
    Генерал кивнул. - Я пришёл к такому же выводу,- согласился он. - Скорее всего эстонцы знают, что их активность в Ямале замечена, но не видно, чтобы они прерывали подготовку. Значит, их не сильно беспокоит возможность встретить засаду.
    - А выходной они избрали, полагая, что в это время никого трезвого у нас не будет? - Это было скорее утверждением, но генерал ответил. - Вероятно, это учитывалось, но скорее они не хотят лишних трупов на месте - их задача ведь нас нейтрализовать, а не совсем разъярить. Не то чтобы кого-то у нас могло рассердить убийство рабочих, но нельзя же нам проявить такой пофиг перед Западом, особенно при потере газового иммунитета.
    А у вас будут две задачи. Первая - организовать ложную цель. Фальшивое месторождение нам не сделать, факел над настоящим его сдаст. А вот фальшивую компрессорную станцию сделать можно и нужно. Берите в помощь людей из нашей пропагандистской студии - после тех суперпавильонов, что они построили по заказам Голливуда и арабов, каких-то фанерных газопроводов они за два дня наверняка сделают. И надо в нужный момент заглушить в районе GPS, чтобы они искали этот узел по нашему Глонассу или на глазок - тогда наверняка натолкнутся на ложный. Это, понятно, к радиоэлектроникам. Я помню, что это не ваша специфика, но я хочу минимум посвящённых со Службы и лучше именно из тех, кто ранее никак не были связаны с такой работой. Враг не дремлет, а платят в эстонской разведке простому филеру в два раза больше чем мне, не говоря уж о двойных агентах,- угрюмый смешок сопроводил звон стаканов взятого из буфета русского портвейна из самого Хабаровска.

Четверг, 10:00-12:00, Грязовец

    -  Откуда эта труба? - Ястреб повторял уже в четвёртый раз, едва не срываясь на нехарактерный для него мат. И уже четвёртый инженёр в ответ пожимал плечами. В принципе эта как бы лишняя труба для его дела ничего не меняла - фанерный макет станции ещё существовал только в проекте, и дорисовать отсутствующую в документации трубу не было проблемой. Однако следовало считаться с возможностью провала маскировки и атаки на настоящую станцию. В этом случае Химмельрайх желал знать все детали объекта, пусть даже защищать внизу его по-любому будет не он. На такие дела людей, которых можно привезти на неизвестное им ранее место и бросить в бой, у ФСБ хватало - не дивизию же злые эсты смогут с двух самолётов высадить. Но оставить в неведении Песца или проявить невнимательность к очевидной странности точно не стоило.
    Неположенная труба же грубо и хамски портила картину. По всем бумагам её не было. Даже в схеме управления компрессорной станцией она отсутствовала, и в компьютерной программе для неё было сделано специальное дополнение. Однако больше 90% уходящего далее на запад газа поступало по ней, а не по обоим указанным всюду трубам. Единственной версией было объяснение, что одна из труб близ Грязовца стала протекать и поэтому в ней снизили давление, проложив новую в обход. Работягам этого объяснения хватало. Ястребу - нет. Даже с учётом российских реалий о таком форс-миноре сохранились бы файлы и бумаги. Инженёры местные, конечно, понимали, что что-то тут нечисто, но предпочитали оставлять эти мысли при себе.
   Оставив киношников подбирать место для макета, он вылетел обратно в Москву с докладом генералу.

Пятница, 10:00-13:00, Грязовец

   Новая компрессорная на поляне росла с такой скоростью, будто её строили десять тысяч китайцев, а не две дюжины русских. Газовики вместо сознательного труда на благо олигархической Родины половину времени смотрели, как киношники "готовятся к съёмкам русского блокбастера". Ястреб только сейчас поверил, что такое можно за сутки сделать - но всё равно дивился чёткой организации работы и беспрекословному подчинению главному. Словно руководитель киногруппы Армэн Дэйреззор был некромантом 80-го левела.
   Сам Армэн его восхищению лишь удивлялся - как будто иначе и быть не могло. Рождённый через два месяца после землетрясения, разрушившего значительную часть его страны из-за низкого качества строительства, он был воспитан с мыслю всё делать наилучшим образом или не делать вообще. А уж строить - особенно. Теоретически Химмельрейх был с ним совершенно согласен, но ни в себе, ни в других никогда не встречал столь строгого соблюдения этого правила. Тем более что Армэну явно удалось его привить и подчинённым.
   Несмотря на невосторженность генерала к пребыванию лишних гражданских в боевой обстановке, Армэн выторговал себе также личное присутствие в операции - якобы из любви к "посмотреть и поучиться для своего профессионального роста, как оно там в ваших реалах", но скорее потому, что хотел лично убедиться, что всё его оборудование и постройки отработали перфектно.
    - Отдаёте ли вы себе отчёт, что можете попасть в незапланированные потери?  - ворчал Ястреб, с высоты пятилетней разницы в годах смотря на эту затею как на мальчишество. Киношник же старательно изображал, что ему всё равно.
   Вопрос же трубы пилота по-прежнему раздражал всерьёз, и его начальник разделил эту тревогу. Генералу не хотелось сейчас поднимать дополнительного шума вокруг этого места, но он выяснил, что никакого обхода трубы нет - по известному газопроводу шло именно столько, сколько поступало в предыдущую станцию Юбилейная, и было это в десять раз меньше официально объявляемой добычи в связанных с ними месторождениях. Разумеется, потом шеф постарается оправдать свою кличку, разбираясь что к чему - но это будет потом, а сейчас им работать с фактором непонятности. А также заранее прибывшему ФСБ-шному спецназу, командиру которого он обрисовал ситуацию. Тот принял факт спокойно - и не при такой неведомости доводилось действовать, просто ему надлежало знать, что есть ещё одно уязвимое место. Впрочем, по-любому ещё больше следовало беспокоится о тех двух линиях труб, которые вели к Западу, и самой станции. Была также дополнительная труба, соединяющая Грязовец с московским узлом, но она изначально держалась в запасе.

Пятница, 13:00-14:00, Иерусалим

   - Рабинович, у нас проблема,- такое начало разговора у полковника Аарона Кирьятшмонского было чуть ли не традиционным. - Русские с чего-то начали копать, откуда к ним поступает их газ.
   - Так откуда же? - с невинным видом поинтересовался Исаак Рабинович Буз-оглу, будто это не его подчинённые несколько раз ддосили фейсбук и прочие ЖЖ, пока оттуда не убрали выложенную какими-нибудь болтунами секретную информацию.
   - Не стройте из себя целку,- вздохнул полковник. - Вы сами знаете, что русские месторождения почти иссякли, и чтобы торговать газом, им приходится его перепродавать, закупая по дешёвке у нас и Туркмении. Всему миру известно, что объём наших месторождений, в частности "Тамар", одновремённо с падением добычи у русских оказался гораздо меньше, чем показывали исследования. Ну ошиблись, у кого не бывает,- и так пять раз подряд. Самим же нам этим укрытым газом торговать хлопотно, ведь как только арабам угодно - на нас обрушивают санкции, да и собственная пресса требует, чтобы сперва свою страну снабжали. Выгоднее же потихоньку спыхивать русским, пусть они перепродают от своего имени. С помощью Ирана - как вы наверняка знаете, это традиционно основной строитель трубопроводов для Израиля, говорить об этом неприлично и даже обидно, но Википедии рот заткнуть трудно,- провели трубу через Сирию и Турцию и подключили к российской системе.
   А тут почему-то им понадобилось построить фальшивую компрессорную станцию якобы для съёмок фильма и, разумеется, закон подлости надоумил их делать это на их конце нашей трубы. Причём, занимается этим не какая-нибудь из гражданских киностудий, а студия Дэйреззора. Если вы помните, недавно они построили огромные павильоны в Катаре и сняли там государственный переворот в Катаре же. Эмир пустил это по телевидению и стал смотреть, кто из его врагов высунется - после чего с большим удовольствием разобрался с легковерными. Потом оставшиеся лишние кадры "восстания" в пустыне "Аль-Джазира" ещё в десятке репортажей использовала, в том числе о наводнении в Индонезии. Ну а над Дэйреззором стоит генерал Песец, его подчинённый там нас и выкопал. В чём в действительности дело, наш человек на станции не выяснил, но считает, что нас засветили случайно. Подходов к генералу у нас нет, он хоть и известная личность, но с нашим регионом никак не связан. Я, конечно, отправил сообщение кому положено, но у наших в пятницу короткий день, а у тех ещё и адреса на мэйл.ру... - полковник передёрнул плечами. - В общем, попытайтесь как-то связаться с Дэйреззором, я его несколько знаю - это человек ответственный и доверенный, и попросите передать Песцу в обход его молодого дуболома, чтобы не совался где не надо, а связался напрямик со мною или Ризеншмауцем, он знает, как его найти. А то через пару дней вся проарабская пресса Европы узнает и будет выть как пнутая по яйцам.

Пятница, 22:00-24:00, Грязовец

   Настоятель Корнилиево-Комельского монастыря, находящегося в пяти километрах от города Грязовца на одноимённой речке - в бумагах, правда, носящей достойное инородное имя Нурома,- попивал чёрный чай без сахара, закусывая его чёрным хлебом и тёмным шоколадом. К чёрной рясе хорошо смотрелся чёрный ноут, на экране которого был открыт православный форум. Не хватало только чёрного кота, да стены кельи выглядели скромно, но отнюдь не квадратом Малевича.
   Отец Евлампий грустно покачал головой, перекрестился и начал писать в форуме ответ, состоящий из площадной брани чуть более чем наполовину. Будучи модератором, он мог себе это позволить, тем более что оппонент сам напрашивался. Тут затрындел древний чёрный же телефон, и святой отец полюбопытствовал, кого на ночь принесло.
   Принесло же давно забытого Изю, которого он лично крестил перед репатриацией того в Израиль. Некоторые перед уездом пожелали тайно креститься, унеся таким образом в одну родину частицу другой - запас не помешает. Интерес же у Изи оказался неожиданным. После положенных фраз вежливости старый поц интересовался, не в монастырской ли гостинице устроилась группа киношников и как там дозвониться до главного, некоего Армэна. Догадка тайного выкреста была верной - братии в восстановленном лишь пять лет назад монастыре было немного, народ предпочитал благодать покупать, а не отрабатывать в поте лица своего,- и настоятель был рад предоставить гостеприимство хорошо платящим людям, тем более что те по меркам своей профессии были умеренными в поведении. Вопрос же для отца Евлампия был в том, желает ли его постоялец общаться с Изей, который явно собирался нагружать человека какими-то своими проблемами. Номер Армэна у настоятеля был, но в монастыре тот не находился - как обычно, пропадал на стройплощадке, заканчивая своё фанерно-картонное строение. Съёмки предполагалось начать либо этой ночью, либо следующей, и срочной работы у него хватало. А мобильной связи там не имелось, и до обители она тоже не дотягивала. Хорошо ещё стационарную подвели, когда восстанавливали монастырь во время очередной волны путинской православизации.
   - Скажи же, иудействующий сын мой, что за горесть тебя терзает, и я пошлю верующего брата передать это достойному труженику богомерзкаго искусства,- увещевал Изю настоятель.
   Сын СССР и правнук Святой земли же постоянно отнекивался, объясняя, что дело семейное и негоже посвящать в неё даже таких святых людей, как монахи как-его-то-там монастыря. Но и ждать или пойти по понятному адресу не хотел, взывая к пониманию непонятного и возможности срочного личного разговора с человеком, которого явно никогда раньше не знал.
   Прикрыв трубку рукой и отведши душу, отец Евлампий велел позвать брата Христослава - у них имелись рации для связи с братьями, оказавшимся вне монастыря, но если кто и мог в монастыре подключить их к телефону так, чтобы разговор шёл напрямик, то лишь бывший японский радиолюбитель, перешедший во веру Христову под влиянием радиостанции Монте-Карло и переехавший ради этого в ближайшую христианскую страну. Пришедший брат пояснил, што да, он мошет сдерать это за дватцать минут. Обрадованный Изя согласился чуть переждать, и через полчаса монах на мотоцикле на стройплощадке вручил одну рацию усталому прорабу. Вторая же была подсоединена к телефону так, чтобы разговор не был слышен окружающим. Впрочем, остальные участники дела несколько удивились бы, узнав, что третья рация в комнате брата Христослава тоже принимает этот разговор и по другой линии шифрованно передаёт его прямо в Токио, в штаб американских войск в Японии.

Суббота, Таллинн, 11:00-12:00

   - Перкеле! - продолжал излагать свой небогатый запас эстонского натовский эмиссар генерал Латышевс из самой Риги. - Пока мы все тут тормозили и из-за этого пропустили первую ночь, москали определили место и теперь будут нас ждать. Не можем же мы теперь посылать своих стрелков в персе на убой!
   - Почему ж на убой? - лениво поинтересовался представитель эстонского Олимпийского Комитета, взявшегося своими силами организовать тайную боевую операцию в России из-за обилия российских шпионов во военных структурах страны. Бывших и нынешних силовиков среди спортсменов и экс-спортсменов хватало, а подозрений их организация при этом ни у кого не вызывала. - Надо сперва попросить русских оттуда уйти.
   У генерала закончились нехорошие эстонские слова, и он в ответ перешёл на латышский, непонятный остальным. Эстонцы с любопытством наблюдали за горячностью соседа-южанина, пока тот не закончил.
   - Как вы думаете, останутся ли там иваны, если решат, что мы отступились, поскольку раскрыты? - снова спросил олимпиец и ответил сам себе вопросом на вопрос. - Какой моркови им там зря торчать в окопах?
   - Вы хотите выждать, пока по газопроводу мимо проплывёт труп вашего врага? - поинтересовался несколько остывший генерал. - Это ж не Эстония, а москали не немцы. Даже если они соберут всё обратно за полдня, им просто в ночь на воскресенье оттуда не выбраться. Не случайно же мы планировали отход группы по лесам - в том районе в выходные даже китайскую армию можно потерять. Переправы не работают, пилоты в дым, а до Вологды 50 километров по федеральной автомагистрали. То есть по смеси федеральной топи с федеральной трассой триатлона. Они так до понедельника и будут сидеть на крыше своей фальшивой компрессорной, подавая дымовые сигналы в надежде, что кто-нибудь заметит и заберёт их оттуда.
    - А тут мы можем положиться на помощь Божию,- отозвался другой эстонец. - Не зря же тот японский шпион годами христианство изучал?

Суббота, Грязовец, 21:00-24:00

   Колокола Корнилиево-Комельского монастыря гремели, словно возвещая приход новой эры. Впрочем, для обители так оно и должно было стать. Явление Пречистой Девы монаху Христославу обещало не только известность, но и деньги с метрополии на обустройство собственного производства богоугодных сувениров, реквизитов, рекламных материалов и всего прочего, что могло понадобиться для принародного восхваления Христа. Скромный брат Христослав, провидчески наречённый так годы назад, всячески отбивался от почестей, напоминая, что он только беспристрастно передаёт виденное и слышанное им.
   Слышали божественную музыку, сопроводившую явление, однако, также и остальные пребывавшие в обители. Никто ничего подобного ранее не слышал. Широко образованный Интернетом отец Евлампий сильно подозревал, что музыка имеет японское происхождение и вообще вся эта история неубедительна, но он-то больше всех был заинтересован в то, чтобы в неё поверили. Хорошее чудо может вывести из забвения монастырь даже в таком медвежьем углу как этот окаянный Грязовец, а отцу Евлампию сельские радости успели за пять лет изрядно поднадоесть. Новое событие же давало шанс на продвижение. Тем более Богородица сама возвестила, что в честь пятисотлетия написания монастырского устава и пятилетия восстановления из руин его самого надлежит восстановить лечебницу у источника и тогда люди к ним потянутся. Сделать обитель высокодоходной - это открывало дальнейшую карьеру для настоятеля, и если ради этого нужно всего-то безоговорочно признать сомнительное чудо, так тому и быть.
   Разумеется, присутствовала вся братия. Горожанам же сообщили, что к ним завтра организуют крестный ход в честь события, и пока приходить в обитель причаститься к уже закончившемуся чуду не надо - на всех места не хватит. Также на месте были проживавшие в обители киношники, по этому случаю ведшие себя смирнее обычного, и совсем нежданно явилась также сотня солдат без знаков отличия, которая также собиралась участвовать во внезапно отменённых съёмках и сейчас то ли хотела воспользоваться единственным развлечением в пределах доступности, то ли искренно желала повидать свежую святость и прикоснуться к ней. Гнать их было бы ещё неуместнее, чем допустить. Придумать, как устроить при церемониях такую ораву полуверующих головорезов, хоть и воспитанную - было видно, что прислали не призывной стройбат какой-нибудь, а профессионалов,- было непросто, ещё сложнее было растолковать нужное прибывшим. Много помог директор Армэн, оказавшийся знакомым с некоторыми из офицеров и солдат. Он, однако, знал только обряд собственной армянской церкви, и братьям надо было присматривать и за ним, чтобы не повёл по неверным тропам прочих,- и вся эта катавасия заняла немало времени.
   Наконец-то к ночи отец Евлампий смог навести порядок и, вставши перед смешанной авдиторией, начать церемонию со торжественного спича. Давно он не выглядел столь впечатляюще и не имел столько слушателей - и был намерен это использовать на всю катушку, зная, что его снимает сразу десяток любительских камер. Ровно в полночь он начал свою речь о безмерной благости Бога, решившего приходом Богородицы осчастливить их скромное пристанище.
   В воздухе слышался далёкий гул приближающихся самолётов.

Воскресение, 10:00-11:00, Иерусалим

   - Рабинович, у них проблема,- сообщил с унылым смешком полковник Кирьятшмонский. - Эти дебилы вместо того, чтобы охранять свою компрессорную или хотя бы свой макет, ночью собрались на какую-то назарейскую церемонию в монастыре в шести километрах от объекта. Чудо у них там произошло - совершенно случайно, надо полагать. - Выражение лица полковника при этом было непередаваемым - смесь офигения, презрения и одновремённо восхищения. - Короче, вся охрана объекта там, эстонцы прилетают и что сверху  видят? Всё темно, только одно здание сверкает огнями, как бордель в день получки. Естественно, они выбросили своих парашютистов рядом с ним, откуда им было догадаться, что это не градообразующее предприятие, а монастырь - навигационные системы-то русские заглушили и забыли снять глушение. Когда же эсты неожиданно для себя вместо компрессорной впёрлись с автоматами в монастырское празднование явления матери Йешуа какому-то тамошнему японцу, у них случился некоторый когнитивный диссонанс. ФСБ-шники, впрочем, обалдели не меньше, так что было много визга, удирания в окна, метания священных реликвий и вообще хаоса, но стрельбы и даже серьёзного мордобоя в итоге так и не сложилось - обе компании, оставив монастырь монахам, отступили в разные стороны для перегруппировки, то есть чтобы разобраться в положении.
   А потом Химмельрайх, единственный не поверивший в отмену операции и лично барражировавший на истребителе над Грязовцем, сбил один из транспортных самолётов, уже разворачивающегося для ухода. Тот упал на компрессорную,- естественно, всё взорвалось. Никакие диверсанты не смогли бы такого пездеца устроить. Короче, оба газопровода к Западу минимум на месяц выведены из строя, наш мало пострадал, но им не во что газ из него принять - так что мы поставку остановим надолго.
   После того эстонцы удрали в лес и отправились домой, поскольку задача была выполнена - хоть и не ими. На Ямал их подлодка просто не сунулась - их там ждали в открытую превосходящими силами, так что эсты, увидев, просто развернулись и уплыли.
   А наш Дэйреззор уже запросил знакомого написать ему какой-нибудь сценарий, чтобы использовать для хоть чего-то его первосортную декорацию в Грязовце, пока местные всё не растащили. Её-то во время кавардака никто и не заметил.


Необходимое пояснение

  Этот рассказ начал писаться как преднамеренный плагиат. Лет 30 назад я читал рассказ нигерийского писателя Калу Окпи, который с убойной точностью описывал проблемы совремённой России на нигерийской почве - и попробовал его переписать на российском материале. Завязка, некоторые герои, даже несколько фраз в начале - почти скопированы по памяти. Однако потом у меня врубились собственные фантазия и чувство юмора, и вместо краткого, динамичного рассказа об неудачной атаке юаровских наёмников на нигерийский нефтерминал, изрядно подпорченного романтической линией, получилось то, что вы видите...



Скопировано с http://egils.dreamwidth.org/812241.html .
Tags: jumor, knigi, kreatiff
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments